В Румынии антикоррупционеры наводят ужас на министров и бизнесменов

Есть пример Румынии, Румынии, где эти все новосозданные механизмы заработали — не скажу эффективно, надо с этим разбираться, но по крайней мере достаточно резко и достаточно активно. Наш спецкорр Роман Бочкала как раз там и расскажет о том, что происходит совсем неподалеку.

Это не кадры из голливудского боевика. Это будни румынских борцов с коррупцией. Они безжалостны к любителям взяток. С ними невозможно договориться. Что ни день — громкое задержание.

Министр регионального развития. Министр транспорта. Мэр Бухареста. Губернатор. Мэр Констанцы. Брат бывшего президента Румынии — самая крупная рыба. Его судили на этой неделе.

Брат Траяна Басеску — Мирча — был приговорен к четырем годам тюрьмы за шантаж и извлечение выгоды из влияния.

Все это дело рук детективов местного антикоррупционного директората. Прообраза нашего НАБУ. Румынские высокопоставленные чиновники ходят в местное антикоррупционное бюро как на работу. Поэтому здесь всегда полно журналистов.

Вот например, в наручниках доставили крупного бизнесмена. Он вступил в сговор с чиновниками и вдвое завысил стоимость своих услуг. За это его точно посадят.

Здесь шутят — в эти двери можно войти, но не выйти. Для коррупционеров — это чаще всего, билет в один конец.

Но путь к такому наступлению на коррупцию был не быстрым. Ситуация в Румынии в чем-то похожа на украинскую. Годами уровень коррупции зашкаливал.

Эпохальная для антикоррупционной войны встреча произошла в Снагове. Эдакое румынское Межигорье. Бывшая резиденция Чаушеску в 30 км от Бухареста. Именно здесь в 1996 году собрались лидеры румынского государства и решили — дальше так жить нельзя.

Курс на вступление в Евросоюз подстегнул местных чиновников и депутатов.

"Наши власти просто были вынуждены начать бороться с коррупцией. Иначе нас бы просто не взяли в Евросоюз", — говорит Александру Кумпенашу, румынский журналист-расследователь.

Теневые потоки, схемы, фиктивные сделки. Пришлось от этого постепенно отказываться.

"Первые четыре года особых результатов не было. Поэтому вам украинцам не стоит опускать руки", — говорит Александру Кумпенашу.

"На начальном этапе им также не удавалось все сразу. А потом уже когда получили опыт соответствующий, поменяли законодательство, все это в комплексе дало результат", — говорит Теофил Рендюк, посол Украины в Румынии.

Юлиан Кифу — один из основателей румынского праобраза НАБУ.

"На уровне государства был сформулирован месседж — коррупция это угроза национальной безопасности. И с тех пор все государственные институции, включая спецслужбы, стали бороться с этим явлением", — говорит Юлиан Кифу, бывший советник президента Румынии.

Сначала могли похвастаться лишь сотней дел в год. И малоизвестными именами. Теперь дел тысячи. И фамилии одна громче другой. Только за последние три года за взятки и откаты посадили 5 генералов, двух лидеров партий, 16 министров, 2 премьера, 25 депутатов.

Теперь у румынов все прозрачно. Декларации чиновников в открытом доступе. В Украине о таком реестре пока только разговоры.

"Если чиновник не может объяснить источник происхождения средств, его имущество конфискуется, к примеру, наш министр финансов лишился по этой причине миллиарда лей", — Юлиан Кифу бывший советник президента Румынии.

Местных борцов с коррупцией бояться не только чиновники, но и олигархи. Это дом одного из самых богатых граждан Румынии — Джиджи Бекали. Но, от тюрьмы за махинации его не спасли ни миллиардное состояние, ни могущественные связи.

Недавно Бекали освободился и говорят вернулся в свои позолоченные хоромы. Но на публике не показывается.

"Сейчас у нас действительно могут посадить любого. Нам удалось изменить само отношение к коррупции", — говорит Алина Мунгиу-Пиппиди, глава общественной организации "румынская академия общества.

Но главное, считает активистка, румынские борцы с коррупцией полностью независимы.

"Спасибо за доверие. Мы будем продолжать в том же духе", — говорит Кодруца Кьовици, глава национального Антикоррупционного Директората Румынии.

Их зарплаты исчисляются тысячами евро. Иммунитет неприкосновенности в течение 5 лет.

"Мы не Молдова и не Мексика. Главу нашего антикоррупционного директора невозможно уволить, если кому-то что-то не нравится", — говорит Алина Мунгиу-Пиппиди.

Из самой коррумпированной европейской страны Румыния уверено вырвалась в лидеры по борьбе с ней.

"Уровень доверия населения к антикоррупционным институтам свыше 70 процентов. Больше чем к церкви", — говорит Александру Кумпенашу.

Коррупция, конечно, остается. Говорят румыны. И улыбаются — зато лидеры в Европе теперь уже не мы. А вы — украинцы.

Размещено в Криминал.