Как буржуазный экран выполняет эту свою роль?

Как, какими способами кино воздействует на общественное сознание? И, наконец, что противостоит этой деструктивной силе? На все эти вопросы автор стремится дать ответ. Но уже в первой главе, названной «В погоне за зрителем», А. Караганов уходит от привычных схем, присущих ряду работ по зарубежному кино, сводящих все вопросы к проблеме «массового» искусства, завлекающего в кинотеатры недалекого и примитивного зрителя. Представляя многообразную, многоцветную палитру буржуазного экрана, анализируя самые различные его ипостаси — от разного рода «бондиад» и «фильмов-катастроф», от социально-философской порнографии до противоречивых исканий и ложных шагов крупных художников, оказавшихся в силках хитрой, отнюдь не лобовой и примитивной продюсерской стратегии, автор показывает, что все эти вопросы, встающие перед исследователем, куда сложнее.

Хотите отметить день рождения и нужен ресторан на 10 человек? Тогда ссылка выше вам поможет. Загляните на сайт.

Поэтому здесь вполне уместны такие примеры, как «Последнее танго в Париже» Бернардо Бертолуччи и «Царство чувств» Нагисы Осимы. Конечно, эго очень разные режиссеры. Бертолуччи поставил ряд картин, которые заняли видное место в системе прогрессивного итальянского кино. И приступая к постановке «Последнего танго в Париже», если судить по его заявлениям, да и не только его, но и многих очень авторитетных критиков, намеревался создать картину, показывающую зыбкость и бесперспективность буржуазного бытия. Но талантливый режиссер оказался уловлен буржуазным кинорынком, которому отнюдь не страшен антибуржуазный замысел фильма, если вся, по выражению А. Караганова, «фактура экранного действия» не выходит за рамки эротического зрелища. «Царство чувств» Нагисы Осимы, в прошлом прогрессивного японского режиссера, стало в свою очередь как бы знаком «интеллектуализированной» порнографии.

В книге рассмотрена также эволюция Голливуда от 60-х к 80-м годам, когда киномонополиям удалось привести американский экран к «общему знаменателю». При этом автор отнюдь не преуменьшает значение подлинно прогрессивных явлений в кинематографе США раньше и теперь.

Много интересных суждений содержится в главе книги, которая, по-моему, очень верно названа — «Драма познания». Здесь идет речь о поистине драматических коллизиях, когда крупный художник стремится познать человека и общество, в котором живет, но в силу ряда причин не может преодолеть собственную растерянность перед миром. Исследуя, например, яркий творческий поиск Стэнли Кубрика, создавшего серию фильмов, запечатлевших язвы буржуазного мира и разрушающих его устои, А. Караганов показывает, что талантливый мастер одновременно «разрушает надежду и веру».

Анализируя многие западные фильмы 60 — 70-х годов, автор приводит высказывание замечательного итальянского мастера Карло Лидзани: «Кризис, ностальгия, декаданс, смерть буржуазии (в самом широком смысле слова — как определенного типа западного общества) выдается за смерть всего человечества. Часть принимают за целое». Да, к сожалению, немало талантливых художников Запада «часть» принимают за «целое».

Размещено в Блог, Блог Сапе.