Из СИЗО выпускают человека, раздававшего оружие титушкам

Дело Майдана. Спустя два года — единственный задержанный подозреваемый в оснащении титушек оружием может выйти на свободу. Почему его отпускают? И кто понесет за это ответственность? Узнавала Анна Каменева.

Кровавый февраль 2014 года. Борьба за свободу обернулась расстрелом мирных граждан. Сергей Бурый на Майдан приехал из Черновцов. Работал волонтером скорой помощи. Те трагические дни помнит до мельчайших подробностей.

"Знаете, то, что мне больше всего врезалось в память — это глаза отца, который похоронил своего сына, с которым он вместе был на Майдане. Это не забывается. Тот расстрел, который проходил — это не автоматы Калашникова, это — снайперские винтовки. Потому что мы все прекрасно помним ранения.

За 3 три февральских дня — с 18 по 20 — погибли 73 человека. После всего этого на свободу из СИЗО может выйти единственный задержанный, которого подозревают в раздаче оружия титушкам — Ростислав Заворотный. Этой ночью заканчивается избранная ему мера пресечения, а суд к рассмотрению дела за 3 месяца так и не приступил.

"Они затягивают дело Заворотного Ростислава. Потому что это их человек. То есть, есть определенные договоренности, о которых мы не знаем. Если говорить конкретно о Загороднем — то, что он выдал оружие на Майдан — на самом деле, я осуждаю это. Как мы помним, это был не злой Майдан", — говорит Сергей Бурый.

Заворотный — один из подозреваемых в деле о раздаче оружия со складов МВД титушкам. По данным следствия, ночью 20 февраля он выдал молодчикам более 400 автоматов и 90 тысяч патронов, чтобы те применили это против митингующих.

Но преступного приказа расстреливать людей больше не последовало. В ГПУ говорят, этот факт не снимает ответственности с Заворотнего и у них достаточно доказательств. Но сейчас мяч — на поле суда.

"В этой ситуации мы бессильны. То есть таким образом выписан закон, что все в руках суда.

В отношении него оснований законных для того, чтобы повторно задерживать у нас нет. Опять же, для этого должно состояться заседание суда, на котором судья должен решить вопрос снова выбирать ему меру пресечения содержание под стражей или нет. Но за эти дни существует опасность, что он может скрыться", — объясняет начальник управления специальных расследований Генпрокуратуры Сергей Горбатюк.

Адвокат Небесной сотни Павел Дикань называет эту ситуацию своеобразной схемой. Если раньше подозреваемых суд просто отпускал под домашний арест — как-то Садовника или Рагимова, которые после этого сбегали. То сейчас, видимо, действует другой метод — как в этом деле.

Сначала Святошинский суд получает обвинительный акт по Заворотному, избирает ему меру пресечения, но при этом просит апелляционный — изучить вопрос о подсудности дела. Там же больше месяца это не рассматривают, а позже все таки решают отправить дело в Печерский суд, хотя по закону там это производство рассматривать нельзя — судьи участвовали в следственных действиях.

Оттуда дело снова попадает в апелляционный суд, который в последний рабочий день отправляет его в Святошинский. Круг замкнулся. Судья — уже на выходных — и за дело взяться то ли не может, то ли не хочет.

"Дело просто 2 месяца гуляло по судам, вместо того, чтобы рассматривать это дело по сути. Мина эта была заложена ранее, мина эта была заложена апелляционным судом, по моему мнению, безосновательно затянул рассмотрение, отправив в суд, в котором были чрезвычайные риски того, что будет дело возвращено, таким образом время было потеряно. Судьи должны нести ответственность за свои действия", — считает адвокат небесной сотни Павел Дикань.

Но понесут ли? В ГПУ заявляют, что готовят представление в Высшую квалификационную комиссию судей о привлечении к ответстывенности тех служителей фемиды, которые затягивали дело Заворотного.

Размещено в Криминал.