Авиценна

У авторов фильма, как мы уже отмечали, были веские резоны обратиться именно к молодым годам Авиценны. Вот еще причина: то был самый счастливый период его жизни, когда происходило накопление душевных сил, нравственной стойкости, того запаса счастья, наконец, которые так пригодятся потом, в скитаниях, в эмиграции. И каков же должен был быть этот запас, чтоб его хватило на долгую жизнь!

Хотите в Крым на отдых? Тогда рекомендуем Харьков Ялта. Поездка на микроавтобусе на отдых в Крым по этой ссылке. Загляните.

В одном из интервью, размышляя о своей ленте «Встречи и расставания», Ишмухамедов вспомнил о реальном факте, потрясшем его, заставившем «задуматься, что же это за кошмар такой — эмиграция?.. И что такое Родина».

«Я каждый раз возвращаюсь из заграничных поездок с обостренным чувством Родины. И каждый раз думаю: как об этом рассказать? Сделать фильм о Родине — моя мечта и моя тоска, потому что я не знаю, как это сделать».

Вот это чувство Родины, стремление углубиться в его корневую систему, быть может, обнаружить даже исток этого чувства — не оказалось ли оно той «машиной времени», что забросила художников, тысячью нитей связанных в своем творчестве с современностью, туда, в Бухару конца X века? Там, в далеком прошлом, открывая для себя и для нас историю души великого гуманиста, обнаружили они свою почву — духовную, нравственную, культурную.

Поток жизни во всех его сложных связях, вбирающий в себя и густую материальность конкретного мира, его бытовые приметы, и духовную материю — невидимую, неосязаемую, но сущую, нуждался в поэтической трансформации, которая, однако, не исказила бы контуры реальности.

Речь тут идет даже не об изобразительной культуре фильма — она подразумевается сама собой. Тут требовался принципиально новый взгляд: умеющий приглушить экзотичность материала, ибо акцент на экзотике разрушил бы поэтический строй фильма и его мировоззренческий пафос.

Э. Ишмухамедов пригласил оператора Татьяну Логинову. В ее работах («Венок сонетов», «Дикая охота короля Стаха») поэтический визуальный мир не конструируется, не выстраивается: ее камера проникает в этот мир как в реально существующий, материально достоверный. Нереальное у нее так естественно, что его хочется коснуться рукой. Естественное, даже обыденное разрастается до значения символа. Композиция кадра прихотлива и словно не выстроена, но «невыстроенность» пронизана внутренней гармонией.

Размещено в Блог, Блог Сапе.